ruWings
Дневник зверобойной экспедиции
[-] Текст [+]
14 февраля 1929 года

Приехал в Архангельск. Скоро начинается работа по разведке тюленя.

18 февраля

По всей трассе пасмурно. Все же решил лететь. Сразу под Архангельском попал в туман, резко снизился, но через пять минут кое-как выскочил... Дальше видна новая полоса тумана. Приходится все время лететь на высоте ста метров, а иногда и в пятидесяти метрах от земли. Небо закрыто тучами, изредка идет снег.

Пролетел Зимнегорск — самое плохое место на пути. В этом году нам повезло: туман держится на высоте ста метров. На маяке семья смотрителя подняла красный флаг, нам машут шапками. В ответ я покачал крыльями. До самого Воронова маяка туман прижимал самолет к воде. «Как найти остров Моржовец?»—эта мысль все время беспокоила меня. Вдруг полоса тумана оборвалась, показалось синее-синее небо и ярко освещенный солнцем остров. Странно ведет себя природа: сначала помучает, что называется, «в пот вгонит», а потом обласкает... В полете стал пошаливать мотор. Дашь полный газ — перебои. Сбавишь до 1200 оборотов — мотор работает ровно, но машину болтает из стороны в сторону, теряется высота. В общем, самолет в полете непослушный, да и с мотором неблагополучно. Встречали нас все промышленники. Говорят, что у них прошел слух, будто я нынче не прилечу. Теперь они довольны: за три года совместной работы мы очень подружились.

19 февраля

Грошев весь день возился с мотором, налаживал свечи и магнето. Придется менять радиатор — в нем обнаружена течь.

20 февраля

С большим трудом поставили запасный радиатор. Работали при сильном ветре на морозе. Грошеву все нипочем — он железный человек. Для Севера такие люди — клад.

22 февраля

Утром мороз — 20 градусов по Цельсию. Моржовец кругом обложен туманом, а над островом ясное небо, солнце. Вылетели на разведку морского зверя. Достигли Мезенского залива, но только на обратном пути обнаружили небольшую залежку, очень разбросанную. В воздухе пробыли 3 часа 35 минут. Мотор работал хорошо.

23 февраля

Странное дело: в этом году я впервые обморозил лицо. Когда рулили к берегу, был боковой ветер до 6 баллов, и за пять минут прихватило обе щеки.

24 февраля

С вечера разыгрался шторм. Буря свирепствовала всю ночь. В полночь к острову поджало льдины со зверем. Услышав рев, промышленники бросились на лед. Сама природа как бы защищала зверя. Ветер швырял каскады снега. Вокруг все крутилось в бешеной пляске. Охотники пробирались по пловучему льду, зорко следя за новичками, чтобы те не отстали и не потерялись в снежном вихре. В такую погоду погибнуть — пустое дело. На этот раз, вернувшись на берег, не досчитались одного охотника. Где он — неизвестно... Товарищи просят меня слетать на поиски. Выяснилось, что пропавший сильно болел, его не пускали на промысел, задерживали в избушке, но, когда ночью пригнало зверя, охотник не усидел и пошел... Шторм продолжается. При первой возможности пойду на поиски.

25 февраля

С 7 часов утра погода стала улучшаться. Едва Грошев подготовил самолет, снова появился туман, пошел снег, усилился ветер. Полет пришлось отложить.

1 марта

Наконец-то погода прояснилась. В 8 часов утра поднялся и пошел к ледоколам. Кругом залежки зверя, промышленники уже подбирают его. Полетел в Мезенский залив — вот где много зверя! Сообщил на суда. Долго искал потерявшегося человека, но следов не обнаружил. Товарищи думают, что он погиб.

2 марта

Шторм настолько силен, что сбивает с ног. Лететь нельзя.

3 марта

В 10 часов утра шторм затих, но уже через час вокруг опять нависла мгла. О полетах нечего и думать. Грошев пошел в моторную работать, просил не отрывать его от дела.

5 марта

Решили по очереди вставать до рассвета и следить за погодой. Штурман Соколов нынче поднялся в 3 часа ночи, растопил плиту, согрел воду; к половине пятого был готов завтрак, мы напились кофе и стали заправлять самолет. В 7 часов поднялись и произвели разведку. Погода хорошая. Летал в Койду за мясом и грузом. Вернулись, пообедали и снова вылетели на разведку. Сегодня летали много. Странно то, что мы около ледоколов зверя не видели, а вечером с кораблей прислали сводку: «Весь день били зверя, завтра предполагаем продолжать промысел на старом месте».

6 марта

Летали на разведку. Погода неустойчивая. Попытались пробиться между снежными тучами. Это удалось, и весьма кстати: зверя нашли очень много. Сообщили на ледоколы. Настроение замечательное.

7 марта

В Мезенском заливе держится небольшой туман. Летали на разведку, видели много зверя, но ледоколам будет трудновато подойти к этим залежкам.

8 марта

В 19 часов 38 минут вылетели на разведку, но из-за тумана ничего не могли разглядеть. Лишь изредка в разрывах облаков видели ледоколы.

11 марта

Сегодня большая радость: ночью штормовой ветер вынес к Моржовцу льдину, на которой находился пропавший промышленник. Пятнадцать дней он пробыл на льду один. Все считали его погибшим. Я при каждом полете искал, всматривался в льды... Промышленник рассказывает, что 5 марта дважды видел самолет. Мы его не разглядели только потому, что он забрался на торосистый гребень: сверху очень трудно заметить человека, если тени от торосов скрывают его; на ровном ледяном поле мы его наверное увидели бы. Отделался он благополучно — даже не обморозился, но простужен. Счастье, что ветер дул в сторону острова, а то пропал бы человек. До чего же крепкий народ наши северяне! Весь день у нас толпятся промышленники: каждому интересно посмотреть на человека, который вышел буквально из могилы.

14 марта

Низкая облачность. Пробовал прорваться, но безрезультатно: весь Мезенский залив закрыт туманом. Шли обратно бреющим полетом.

15 марта

После полудня немного прояснилось. Вылетел в Мезенский залив, но все закрыло облаками, местами шел снег. Облетал западную часть залива, зверя не нашел и вернулся на Моржовец. Когда нет зверя, настроение паршивое: как будто бросил дело на полпути...

16 марта

Облетал большой район — прошел к Поною, Сосновцу, Кедам и вернулся на Моржовец. Вылезаю из самолета, смотрю — из мотора идет вода. Оказывается, у водяной помпы отломился патрубок, при посадке он отошел, и вся вода вытекла. Хорошо, что это случилось не в полете: пришлось бы садиться на льдину и плавать... Но все обошлось благополучно.

17—22 марта

Погода нелетная: шторм, туман, снег.

23 марта

Наконец-то выдался денек — ясный, солнечный! Зверь массой лезет на лед. Нашли одну большую и несколько малых залежек, сообщили по радио ледоколам.

24 марта

Утром, хотя погода была неважная, слетал в Койду и доставил туда промышленника, который все время после спасения жил у нас. Он окончательно выздоровел. Сегодня зверя уйма, но ледоколы плохо продвигаются к залежкам.

25 марта

Произошел перелом в погоде. С каждым днем она становится все лучше. Летал на разведку. Ледоколы вчера неудачно подошли к зверю, и большая часть зверя слилась бесследно. Кое-какую добычу взяли «Седов», «Малыгин» и «Русанов». А «Сибиряков» и вовсе прошел мимо залежки — заметил ее слишком поздно. У меня дело плохо: вчера вошел в азарт, во всю мочь орал, куда надо итти кораблям, и простудил горло. Началась сильнейшая ангина. Не знаю, как выцарапаюсь. Жаль упускать время — сейчас самый разгар разведок.

26 марта

Чувствую себя лучше. Полетел искать зверя. В Мезенском заливе, недалеко от ледоколов, удалось обнаружить колоссальную залежку. Суда спешно направились к ней. Вечером получил сводку с «Малыгина»: корабль подошел к указанному району, но зверя пока что не видно.

27 марта

«Малыгин» сообщил, что открытая нами залежка обнаружена. Промышленники возьмут изрядную добычу.

28—31 марта

Погода нелетная, разведок не делал.

1 апреля

В 14 часов поднялся в воздух. Пробившись через два ряда облаков, нашел наши корабли. Они сильно зажаты льдами; поблизости большая залежка зверя, но взять его пока не удается. Указал судам направление, следуя по которому они смогут выйти из тяжелых льдов.

2 апреля

Удивительная погода! У нас над Моржовцем чистое небо, сияет солнце, а над судами низкая облачность, временами идет снег, видимость плохая. В полдень вылетел искать проход для ледоколов. На пути заметил залежку. Затем направился к «Сибирякову». Возле него есть маленькая трещина; при отливе он сможет вырваться из сжатия и сразу же возьмется за промысел, благо зверя много. Федор Иванович решил сменить мотор, который переработал свой срок. Тем временем я сумею как следует подлечить свое горло. Нынешний год очень труден для промысла. Капитаны говорят, что не помнят такого тяжелого льда в этих районах. Он сильно жмет корабли. «Русанову» изрядно помяло бока.

3 апреля

Погода тихая, теплая, но туман. Грошев занят установкой нового мотора.

7 апреля

Весь день прошел за сборкой мотора; вчера при пробе он капризничал.

10 апреля

Новый мотор определенно не годится. Что же смотрят наши работники, когда закупают оборудование за границей?! Придется отремонтировать прежний мотор и закончить этот сезон на «старике».

13 апреля

Ремонт и сборка закончены. Ждем, когда утихнет ветер. Ходил на берег смотреть, нет ли в прижатом льду серки (молодого тюленя); он обычно в это время появляется у Моржовца.

15 апреля

Слетал в Койду. Мотор можно считать годным для разведок над морем.

16 апреля

Корабли все еще зажаты. Рано утром поднялся на разведку. Капитаны просили снабдить суда свежими продуктами. Моряки подготовили ледяное поле для посадки. Я прилетел туда и доставил двести пятьдесят четыре килограмма консервов и десять килограммов табаку. Все вышли встречать наш самолет. Пока мы разгружались, налетел снежный шквал. Пришлось ждать улучшения погоды. К счастью, шквал был непродолжительным, и через два с половиной часа мы вернулись на Моржовец.

19 апреля

Возле «Сибирякова» есть большая льдина, удобная для посадки. Решили доставить туда продукты для промышленников. В этом году особенно ясно видно, какую огромную пользу приносит самолет и на разведке зверя и по связи с ледоколами. Не будь самолета, промышленникам пришлось бы очень туго без продуктов. Правда, садиться на пловучие льдины рискованно, но зато мы приобретаем хороший опыт.

20 апреля

Весь день занимался «транспортными операциями»: возил на суда консервы, сахар, табак. С «Сибирякова» доставил в Койду заболевшего промышленника.

23 апреля

21 апреля после обеда летчик Иеске с механиком вылетел на разведку зверя. Я предупредил, чтобы они не забирались слишком далеко. Вскоре на горизонте появились облака, ветер усилился до 5 баллов. На остров налетел снежный шквал. Я побежал на радиостанцию и стал слушать. Самолет передавал ледоколам: «Мы попали в туман, пробиться нельзя, запросите Моржовец, какая там видимость». Мы сейчас же сообщили судам: «На Моржовце сильная пурга, ничего не видно, передайте самолету, что Бабушкин у телефона, слушает разговор. Пусть пробиваются или к Кие, или к Терскому берегу». Когда перешли на прием, сразу же услышал, как с ледокола передавали на самолет мои слова. Потом с самолета ответили: «Все поняли, говорим для Бабушкина: мы находимся над землей Терского берега, идем к реке Поною». Больше мы ничего не разобрали. Только сегодня они вернулись на Моржовец. Выяснилось, что самолет сел удачно у Терского берега, но поблизости не было никакого жилья, и ребятам пришлось провести две ночи в машине. Обогревались они у костра. Жгли доски и бревна из ловушек для песцов. Леса там, конечно, никакого нет, вокруг — мертвая тундра, мох и камень, покрытые снегом. Чтобы самолет не задувало снегом, машину защитили досками и лыжами. Хорошо, что все окончилось благополучно. Из этого полета мы извлекли такой урок: на случай вынужденной посадки у Терского берега необходимо иметь там бензин и запасную базу.

Тюлени на льду. Из документов аэрофотосъемки

Тюлени на льду. Из документов аэрофотосъемки

25 апреля

«Седов» пробивается к залежкам зверя. Ветер переменился и, наверное, разгонит лед в Мезенском заливе.

26 апреля

К вечеру немного прояснилось. Слетал к «Седову» и сообщил, как лучше подойти к зверю.

27 апреля

На Моржовце началась весна, тает снег. Сегодня устроили баню.

28 апреля

Утром летал на разведку. Нашел еще две новые залежки, указал их «Седову». К вечеру погода испортилась. Начался период ненастья; придется сидеть и отдыхать.

29 апреля

С «Седова» передали: «Подошли к зверю, выпустили стрелков, промысел идет успешно».

30 апреля

С утра навис туман, потом пошел мокрый снег. Конечно, о полетах нечего и думать. Завтра праздник — 1 мая. В Москве, вероятно, уже тепло, а здесь зима. Поднимаем над зданиями красные флаги.

1—2 мая

Туман, низкая облачность. Досадно. Для разведки на промысле нам дорог каждый день, даже праздничный. Пробовал слетать на поиски зверя, но облака так прижали, что пришлось повернуть домой.

3 мая

Погода нелетная, а воздушная разведка требуется дозарезу: надо отыскать во льдах проход для кораблей, найти зверя.

5 мая

Во время разведки указал судам наиболее удобный проход к зверю. «Малыгин» сообщил, что подошел к залежке и готовится высадить стрелков. «Русанов» и «Сибиряков» тоже подобрались, но зверь там оказался очень чутким и слился.

6 мая

Зверобойный сезон подходит к концу, промышлять стало трудно: тюлень очень пугливый.

7 мая

Утром я с воздуха разглядел, что наш «Малыгин» стоит у большой залежки, и понадеялся, что малыгинским стрелкам удастся набить много зверя. Но увы! При новом полете оказалось, что от залежки ничего не осталось — зверь скрылся. По всему видно — подходит конец работе. Многие береговые промышленники уже вернулись домой.

8 мая

С «Ломоносова» передали: «Есть небольшая залежка, выпустили охотников».

9 мая

Летал на разведку в Мезенский залив. Там стоят все четыре ледокола, промышленники подбирают набитого зверя. Указал им новые залежки и отправился на Моржовец. Надо беречь мотор и зря не летать. В последние дни промысла ценна каждая воздушная разведка. «Ломоносов» с одной залежки, казавшейся совсем маленькой, взял тысячу голов зверя!

10 мая

Тепло, снег сильно тает, взлетать очень тяжело. К вечеру даже ходить стало трудно: проваливаешься в снег по колено, а внизу — вода. Летать опасно: можно сломать лыжи или (что еще хуже) скапотировать. Посмотрим, что будет завтра.

11 мая

Хорошего мало! Снег таял всю ночь. Подъем невозможен.

12 мая

Снег превратился в жижу. Местами образовались озерки. Сделали попытку облегчить машину и взлететь с минимальным количеством бензина. Оторвался удачно пошел над морем. Лед сильно разредило, зверя не видно.

15 мая

Итак, кончается «зверобойка». Полеты прекращены. За три месяца я сделал восемьдесят семь вылетов и пробыл в воздухе 142 часа 17 минут. Горючего израсходовал 8 640 литров, а смазочного — 213 килограммов. Вынужденных посадок не было.

Наперекор стихии Оглавление Четвертый год моей работы на промыслах >

ruWings.ru:  |   Карта сайта  |   Поставки авиазапчестей  |   Поставки контровочной проволоки  |   Объявления о продаже авиазапчестей  |   Рейтинг сериалов  |   Заявка на микрокредит

ruWings © 2011-2014